Поэзия о верхнеудинской торговле и купцах

Надежда Колесникова

Вариант 1

Пришла пора. 
Купеческая гильдия на «ярманку» зовет.
Народ шумит.
Пол-штоф с утра.
Весельем город оживет.

Пересеченье всяческих путей
Сошлось на Верхнеудинске так ловко
На процветание и славу края.
Мы ждем коммерческих гостей.
Гостиный двор. Торговые прилавки.
Идет-гудет торговый рай.

Евсей Лукич-купец отменный.
Торговый выкуплен билет.
Ты на удачу свечечку зажги!
Приказчик у него бесценный.
Туда-пуд соли, а тому-конфет.
И знатные пошли торги!

Сукно, пушнина и пенька,
Хлеб, золото, мануфактура.
Тут «тыщи» омуля хвостов.
Фарфор, фаянс, шелка,
Соль, рыба, шкуры.
И даже камус для унтов.
И даже продаются книжки.
А Нерчинских свинец
Поедет на Алтай.
Здесь продадутся все излишки.
Ты, дорогой купец,
Все оптом забирай!

Торги закрыты. Пересчитан груз.
И опустел торговый ряд.
Но с «капиталом» сундучок!
Евсей ухмылку прячет в ус.
Лукич- «на счастье», говорят.
Хотя… проверил лишний раз замок.

И вот, довольный,
С поднятой гордо головой
Он «Пти-Отель» покинул…

Атласная косоворотка 
И с вырезом жилет.
Из крепа шаровары.
Сюртук, а может и сибирка.
Альпаковый картуз ум светлый украшает.
И модных сапожищ «в гармошку» пара.
В кармане знаковый предмет-
Часы на золотой цепочке.
Он достает их с уваженьем.
И мы закончим наш портрет
Ларцом заветным на замочке.
К нему- особое почтенье.

В век восемнадцатый, раздольный
Он человеком был с большой душой
И вдруг исчез, как в воду канул.

А появился ныне близ Арбата.
Он ларчик крепко держит,
Но с хитреньким секретом.
Потрем замочек на ларце, ребята.
И кто копеечку в него положит,
Поделится купец удачей и советом.

Стоит Евсей- не украшенье-
Предпринимателю почтенье.

Вариант 2

Вариант 2, написан в классическом трехстопном амфибрахии

В Сибири далекой, далекой
Укрытый одежкой глубокой,
Священный, великий и грозный
Байкал уж стоит. И морозно!

Но в городе шумно и вольно.
Купечество радо- довольно.
Там шелковый путь и дорога.
Там ярмарка ждет у порога.

Во славу сибирского края, 
Цареву казну умножая,
На Верхнеудинских прилавках
В Гостиных открыты все лавки.

Ряды для продажи готовы-
Мясной, золотой, омулевый.
Здесь омуль считают хвостами.
Буряты торгуют унтами.

Районы и страны смешались.
Товары удачно скупались.
Из Нерчинска едут подводы
К Алтайским железным заводам.

Идет и гудет рай торговый.
Лукич на торговлю фартовый.
Отмеривал лихо сатину
Сибирский матерый купчина.

Пушнина, пенька и конфеты,
Хлеба и холсты, и жилеты.
Побольше заварки китайской
И шапок из нерпы байкальской.

Евсей свет Лукич наш –особа!
Почтеньем одарен особым.
Доволен торгами детина.
Прилавок закрыт у Гостиных.

Заветный сундук с «капиталом»
Замочком замкнул он немалым.
Ухмылку припрятал в усищи.
Слегка потрепал бородищу.

Себя оглядел деловито-
Все вещи по-модному сшиты:
Атласная косоворотка
И теплый сюртук по погодке.

Из крепа штаны-шаровары,
«В гармошку» сапог новых пара.
Да с вырезом синий жилетик.
Мурлычет веселый куплетик…
Часы на цепочке в кармане.
Дорога домой уже манит.
И вот «Пти-Отель» он покинул.
На улицу вышел и …сгинул.

Он ныне стоит на Арбате.
К нему подойдем мы, ребята.
Ларец он по-прежнему держит,
Тот ларчик секретик содержит:

Замочек тихонько потрите,
Копейку в него положите.
Быть может, Лукич вам подарит
Совет. Да удачу добавит.

Комментарии:
Байкал стоит. (Байкал встал.) -это выражение употребляется, когда Байкал окончательно замерзает(декабрь, январь) и открывается зимняя дорога по льду. 
Верхнеудинск- прежнее название города Улан-Удэ. Столица Бурятии. Располагается на пересечении торговых путей из Китая и т.д.
Гостиные (Ряды) — Сейчас Гостиный двор – памятник архитектуры. Был построен на средства купцов в 1791.
Нерчинск- село в Забайкальском крае. Там на заводах добывали свинец, который шел на Алтайские заводы
Заварка- чай
«Пти-Отель»- в 70-ые годы 18 века гостиница мещанки Селищевой. Здесь останавливались зажиточные люди. Рядом с ним и установлен памятник Верхнеудинскому купцу Евсею Лукичу. Имя собирательное.
Арбат- пешеходная часть улицы в центре города Улан-Удэ.